6-Я ЛИНИЯ, 39
(Дом моего детства)
Вставить фотографию

Строительство дома началось во второй четверти XIX века.
Первоначально трёхэтажная постройка была надстроена в 1902 году до пяти этажей по проекту одного из жителей этого дома - архитектора Григория Давидовича Гримма. Отец предыдущего - Давид Иванович Гримм (1823-1898), живший в том же доме по Шестой линии, был необыкновенно плодовит в архитектурном отношении. Достаточно сказать, что по его проектам были построены православные храмы в Херсонесе Таврическом, в Вифлееме Ветхозаветном, в Ницце, в Риме и в Ковно. Вместе с Леонтием Николаевичем Бенуа он осуществил проект великокняжеской усыпальницы в Петропавловской крепости, которую построили уже после его смерти (1906). Закончив Академию художеств, он в 1859 стал профессором Академии, а в 1888 - ректором её архитектурного отделения. В результате изучения и обмеров памятников зодчества Закавказья им было составлено и опубликовано исследование "Памятники христианской архитектуры в Грузии и Армении". Похоронен Д.И. Гримм неподалёку от родного дома на Шестой линии - на Смоленском лютеранском кладбище. Могила его сохранилась. Двое сыновей Д.И. Гримма впоследствии были в предреволюционное время ректорами Петербургского-Петроградского университета.
В середине 20-х годов во дворе дома №39 была произведена непопулярная нынче "уплотнительная" застройка. Это был первый в стране "кооператив научных работников", созданный по инициативе весьма неоднородной компании в составе тогдашнего Президента АН СССР Александра Николаевича Карпинского, непременного секретаря АН СССР академика АН СССР Сергея Фёдоровича Ольденбурга, создателя проекта ГОЭЛРО академика АН СССР Глеба Максимиллианновича Кржижжановского (1872-1959), Председателя Союза Воинствующих безбожников, академика АН СССР Минея Израилевича Губельмана (Емельяна Михайловича Ярославского), декана естественного (в двадцатые - тридцатые годы так именовалось подразделение Университета, включавшее физиков, геофизиков, биологов и химиков) отделения ЛГУ профессора Николая Петровича Каменьщикова, известного "шлиссельбуржца" академика АН СССР Николая Александровича Морозова и почётного академика АН СССР Иосифа Виссарионовича Сталина.
В 1929 дом был построен. Квартиры подгоняли по индивидуальным проектам. В 1932 по инициативе того же Сталина вводится специальный указ "О льготах для научных работников", резко поднявший престижность почти уничтоженного корпуса профессуры и сделавший науку действительно производительной силой в стране. В 1934 в СССР снова вводятся учёные степени и звания. Все организаторы идеи впоследствии (без исключения) посетили этот дом. В 1936-ом здесь побывал и товарищ Сталин.
Одного человека из этой компании автор этих строк помнит в домашней обстановке. Это - тогда совсем пожилой "старый большевик" Глеб Максимиллианнович Кржижжановский.
Место для строительства было выбрано не случайно. Васильевский остров был всегда "столичным" районом в столице России. Университет, Кунсткамера, Академия наук, Академия художеств, Библиотека АН, ГОИ, Горный институт, ВСЕГЕИ, всего не перечесть.
К тому же здесь уже жили академики и профессора Университета славист Николай Севастьянович Державин, супруги - академики математики Пелагея Яковлевна и Николай Евграфович Кочины, ходившие на работу поблизости - на матмех Университета проходными дворами на Десятую линию, 33.
Здесь жил профессор филологического факультета ЛГУ, а до этого выпускник Сорбонны как лингвист и Льежского университета как инженер - электрик известный пушкинист Борис Викторович Томашевский.
Тут же жил другой филолог - декан филологического факультета ЛГУ чл.-корр АН УССР профессор Борис Александрович Ларин с дочерьми, соответственно - Татьяной и Ольгой Лариными.
В двадцатые-тридцатые годы ушедшего века этот дом был независимо и одновременно пристанищем сразу двух широко известных литературных объединений "обериутов" (Александр Введенский, Даниил Хармс, Николай Заболоцкий) и "ОПОЯЗа" (Виктор Шкловский, Вениамин Каверин, Борис Томашевский, в квартире которого они и общались).
А в пятидесятые годы частым гостем был товарищ моего отца по псковской гимназии писатель Вениамин Александрович Каверин (Зильбер) с фотографической точностью воспроизводивший картины псковского до - и послереволюционного быта в "Двух капитанах" (в повести Псков называется Энском).
Его родной брат Лев Александрович Зильбер (1894-1966), человек сложной судьбы, микробиолог, вирусолог и иммунолог, академик АМН СССР, автор вирусной теории происхождения рака (Сталинская премия 1946 года и орден Ленина в том же году) несколько раз бывали у нас вместе. В двадцатые - тридцатые, а затем и послевоенные годы на Васильевском острове существовало так называемое "Псковское землячество". Местом встреч "братства" были поначалу Филологический переулок, 3, здание бывшего университетского общежития, а потом и наша квартира на Шестой, 39.

Кто сюда приходил?

Юрий Николаевич Тынянов (1894-1943), писатель и профессор Университета, автор "Кюхли", "Поручика Киже", "Смерти Вазир-Мухтара" и оставшегося к сожалению неоконченным "Пушкина"
Его зять - Вениамин Каверин, женатый на сестре Тынянова и Тынянов, женатый на сестре Каверина были частыми гостями квартиры №47 по Шестой линии в довоенные годы.
Его упоминаемый выше брат Лев послужил прообразом в "Открытой книге" Каверина сразу двух главных героев. Прообразами многих героев книг Каверина были реальные люди. В большинстве своём это были учёные, в основном - биологи, поскольку обстоятельства складывались так, что писатель постоянно вращался в "биологической" среде. По памятному мне высказыванию Вениамина Александровича прототипами полярного лётчика Сани Григорьева были два генетика - уроженец Ташкента Михаил Ефимович Лобашёв и уроженец Пскова (Энска) мой отец Иван Иванович Новиков, житель квартиры №47 в доме 39 по Шестой линии.
Псковские купечские дети братья Кикоины (оба - физики), младший из которых Исаак учился с моей тёткой Полиной Ивановной Новиковой (1908-1886) в одном классе в Пскове.
Исаак Константинович Кикоин (1908-1990), академик АН СССР (1953), физик (атомная физика и физика твёрдого тела, Герой Социалистицеского труда, пять орденов Ленина и пять Сталинских и одна Ленинская премии). По учебникам братьев Кикоиных мы изучали молекулярную физику в Университете.
Фёдор Максимович Герасимов (1907-1988), доктор физ.-мат. наук, профессор ГОИ, блестящий экспериментатор, лауреат одной из самых первых Ленинских премий, которая была присуждёна ему в 1957 году за создание приоритетной технологии изготовления дифракционных решёток.
Его жена - Мария Аркадьевна Герасимова, тоже уроженка Пскова, учительница моей 35 - ой школы на Съездовской линии.
Когда-то Тынянов, Каверин, Зильбер, братья Кикоины, Герасимовы и мой отец Иван Иванович Новиков, его сестра Александра Ивановна Новикова и его брат, Павел Иванович Новиков были членами "Псковского землячества" - "неформального" в современной терминологии объединения, связанного в основном с университетскими коридорами, по которым они ходили, аудиториями, где они учились и дворами Васильевского острова, где они многажды пересекались. И, разумеется, квартирой № 47 по Шестой линии. Все они учились в одной гимназии, а потом - в школе, преобразованной впоследствии в уже советские годы в Институт народного образования, затем в Учительский институт, потом в - Псковский педагогический. Нынче он носит гордое звание Псковского государственного университета. Но это уже - отдельная история.
Биографии многих из поименованных выше персон изложены во многих энциклопедиях советского периода нашей жизни. А вот про Николая Петровича Каменьщикова (1870-1939) увы, известно немногое и немногим.
Он был профессор ещё Петербургского-Петроградского университета. Астроном, автор нескольких десятков книг, человек энциклопедического образования организатор Университетской обсерватории, что ещё чудесным образом не исчезла и находится поблизости на Десятой линии, 33. У него не было детей, а его вдову, Софью Львовну, немцы в июле 1941-го где-то под Лугой зверски убили, а затем утопили в колодце (она была еврейкой). Об этом много лет спустя рассказывали попавшие в плен и чудом уцелевшие ополченцы нашего Университета. В нынешние времена это покажется кощунственым. Но именно Николаю Петровичу Каменьщикову принадлежала идея установки маятника Фуко в Исаакиевском соборе, осуществлённая им же в тридцатые годы. Маятник просуществовал вплоть до восьмидесятых, экспериментально подтверждая свежую в мысль еретика Галилея о том, что "Земля всё-таки вертится". Молчаливо взиравшие на выдающихся размеров физический прибор монументальные мозаичные апостолы со стен собора наблюдали этот атеистический бред. И потому апостолы сохранились и именно потому мы их можем лицезреть сегодня в Исаакиевском соборе.
Он был автором ещё целого множества научно-популярных затей, в частности - Ленинградского планетария, сооружённого уже после его смерти усилиями его талантливого ученика Василия Васильевича Шаронова, профессора ЛГУ, директора Обсерватории, также часто бывавшего в нашей квартире. Похоронен он на Литераторских мостках Волкова кладбища рядом с его друзьями - академиком Л.С. Бергом, полярным исследователем чл.-корр. АН СССР В.Ю. Визе, географом академиком АН СССР Ю.М. Шокальским, между прочим, открывшим пролив между Сахалином и материком. Его имя сейчас носит наиболее узкая часть Татарского пролива. На скромном надгробии Николая Петровича нанесено изображение Земли с осью вращения - символический глобус - дело его жизни. К сожалению, автор этих строк - единственный, кто посещает эту могилу. В довоенные годы здесь часто собиралась и чисто биологическая компания, душою которой был знаменитый профессор гистологии, автор учебников и книг неординарного содержания (среди них "Биологическая трагедия женщины" и "Что такое смерть с точки зрения биолога") Антон Витальевич Немилов, выдающийся физиолог и философ ХХ столетия академик Алексей Алексеевич Ухтомский (оба они умерли в блокадном Ленинграде в 1942 и теперь покоятся рядом на Волковом кладбище), член-корр. АН СССР цитофизиолог, основатель Института цитологии АН СССР Дмитрий Николаевич Насонов, живший неподалёку на Большом проспекте член-корр. АН СССР зоолог Валентин Александрович Догель.
Нашим соседом по Острову был известный детский писатель Виталий Бианки (Он жил через двор - на Третьей линии - неподалёку от Малого проспекта сейчас там же установлена гранитная доска с инициалами и известными пределами жизни писателя). И сейчас в этом же доме живёт его внук, мой однокашник по соседней 38-ой школе. Виталий Бианки иногда заходил к нам, поскольку мой отец, как профессиональный биолог, иногда рецензировал его книги. Здесь же бывали два художника - многолетние и иллюстраторы Бианки - народные художники СССР Евгений Иванович Чарушин (1901-1965) и мой первый учитель живописи Валентин Иванович Курдов (1905 -1989) с женой - доцентом Герценовского института Галиной Андреевной Бабочкиной, родной сестрой знаменитого "Чапаева". Происходило сие в квартире №47 дома №39 по Шестой линии.

Здесь же провёл свои детские годы и автор этих строк - Геннадий Новиков, весьма старый житель и любитель непознанных и неопознанных ещё ценностей Васильевского Острова.

 
 
 
©2002-Текст статьи и фотография: Татьяна М. Шеломова
©2002- Дизайн и программирование: Татьяна М. Шеломова
Техническая поддержка Междисциплинарный центр ИФИ СПбГУ